United FC

Маркус Рэшфорд: игрок «Юнайтед» и народный чемпион

Маркус был дома, когда несколько недель назад на его мобильном высветился незнакомый номер.

Этот голос он уже где-то слышал. И, откровенно говоря, с тех пор, как пять лет назад он пробился в первую команду “Юнайтед”, редко что могло лишить Маркуса дара речи в такой степени, как это сделал этот звонок.

Это был Сэр Алекс Фергюсон. От лица бывшего менеджера клуба, он позвонил сказать, как гордится, что Рэшфорд воспользовался своим положением футболиста Премьер-Лиги, и отстаивает права бедных и обездоленных.

Фергюсон говорил с ним около 20 минут. Они обсуждали футбол, ведь именно он связывает их жизненные пути. Помимо него, они говорили о жизни и периодических трудностях, которые могут случаться. И чем больше они общались, тем больше понимали, что несмотря на 55 лет разницы, у них много общего.

Рэшфорд вырос в Уайтеншо, в южной части Манчестера, где он столкнулся с бедностью такой степени, которая вдохновила его на борьбу с Борисом Джонсоном и правительством. Англичанин организовал кампанию, направленную на борьбу за то, чтобы дети не голодали.

Фергюсон, в свою очередь, жил в Говане, на берегу реки Клайд в Глазго, в квартире с двумя спальнями и кухней. Конечно же, он тоже никогда не забывает о том, откуда он.

Когда Фергюсон переехал к югу от границы, чтобы возглавить “Юнайтед” в 1986 году, он назвал свой дом “Фэрфилд” - в честь верфи в Говане, где работал его отец. Его первой скаковой лошадью была “Звезда Квинсленда” - именно так именовался один из кораблей, который помогал строить Алекс старший.

“Мне нравится, что меня окружают отголоски Гована”, - сказал как-то Фергюсон. “Я всегда впадаю в замешательство, когда вижу людей, которые вполне довольны тем, что теряют свои корни”.

Самый успешный менеджер в истории британского футбола даже повесил знак на стене своего офиса, который подчёркивал его происхождение. Заглавными буквами там было написано “AHCUMFIGOVIN”, что читается с Гласвежским акцентом. Для тех, кто не в курсе, это значит: я родом из Гована.

Ему хотелось сказать, как сильно он гордится всем, что Рэшфорд сделал. Ему также хотелось рассказать, какое удовольствие ему доставляет наблюдать за тем, как выпускник академии клуба носит красную футболку и творит настолько особенные вещи. Но он позвонил поговорить и других вещах, которые не относятся к спорту. В случае с Рэшфордом, футбол - лишь часть его, и потому разговор затронул другие аспекты жизни.

Дом на Баттон Лейн в Норт-Муре, в котором прошло детство Рэшфорда.

Джонни Марр, гитарист “The Smiths”, воспитывался на противоположной стороне парка Уайтеншо. Рядом выросла актриса и комик Кэролайн Ахерн.

И, всё же, справедливо будет отметить, что, как и Гортон (район, в котором проживал Ники Батт), Уайтеншо обрёл схожее позорное клеймо, став одним из районов, где снимали сериал “Бесстыдники”. Сериал повествует о неблагополучной семье и их жизни в вымышленном рабочем районе. Тогда-то люди, выросшие в Уайтеншо, осознали, что иногда плохую репутацию проще обрести, чем потерять.

“Плохие вещи и правда здесь случаются”, - делится Колин Литтл, тренер “Юнайтед”. На прошлой неделе, чуть дальше по дороге, произошло убийство”.

Литтл знает, о чём говорит, ведь для него этот район когда-то был родным. Рэшфорд проживал на Баттон Лейн. Литтл проживал прямо за углом, на Хилленд Роуд, прежде чем в 1990-х начать свою собственную карьеру футболиста, преимущественно, за “Кру Александра”. В итоге он стал одним из тренеров, что развивали Рэшфорда в системе подготовки молодёжи в “Юнайтед”.

“Ему было 12, когда я его повстречал”, - говорит Литтл. “Наши жизни переплелись из-за того, что он жил примерно в 100 метрах от места, где я вырос. Все мы были наслышаны о мальчишке на районе, который пинает мяч и имеет большое будущее. И, поскольку я жил в этом районе, я часто его подвозил. По-моему, в детстве практически каждый из “Юнайтед” подвозил его на тренировки. Я останавливался вблизи магазинчиков, сигналил, а он выбегал на улицу с кусочком бутерброда в руке”.

Пожалуй, это первое, что нужно понять, чтобы осознать, что именно мотивирует Рэшфорда помогать другим. Что заставляет кого-то вроде него, футболиста сборной Англии, стремиться делать столько добра?

Вы быстро обнаружите, что ответ кроется в том, что Рэшфорду пришлось пережить детство на Баттон Лейн, и, подрастая, Маркус с детства видел как ради него люди чем-либо жертвовали.

К примеру, как-то раз, с одним из мальчишек, проживающих в том же районе, “Юнайтед” не продлил контракт. Семья этого мальчика периодически подвозила Рэшфорда на тренировки и обратно. Без них ему было бы сложно добираться на поля академии “Юнайтед”. Тем не менее, эта семья с радостью подвозила его.

Помогали Маркусу и другие родители. Тренеры “Юнайтед” прилагали любые усилия, лишь бы Рэшфорд смог приезжать на тренировки. В крайнем случае, всегда находился кто-то из его юношеской команды “Флетчер Мосс”, готовый предложить свою помощь.

Когда никого не находилось, юный Рэшфорд разбирался с расписанием автобусов, чтобы сориентироваться в городе. Мэл работала на трёх работах, но когда удавалось выкроить время, она встречала Рэшфорда с тренировок. Однажды они покинули “Каррингтон” в кромешной тьме, и вместе со всеми рюкзаками Маркуса полтора километра шли к автобусной остановке в конце Ишервуд Роад, обнаружив, что опоздали на последний автобус.

Транспорт не особенно хорошо ходит в районе Каррингтона по той самой причине, что Фергюсон сознательно хотел, чтобы тренировочные поля находились в глуши. На одной стороне дороги находится школа по обучению верховой езде, и конюшни. Рядом также есть электрическая подстанция и, на другой стороне, промышленный парк. Всё было закрыто. Они были одни: мать и сын, без денег, без каких-либо идей, сидели у дороги. Пусть она и не подавала виду, но Мэл была напугана. Мимо проехала машина, это был сотрудник “Юнайтед”, он помахал Рэшфордам, пожелав спокойной ночи. Через 15 минут эта же машина вернулась. Окно водительского сидения опустилось: “Всё хорошо?”

Той ночью их подвезли прямиком к входной двери, а ещё по-дружески отчитали, настояв, что если они когда-либо снова окажутся в подобной ситуации, в “Юнайтед” всегда найдётся кто-то, кто поможет.

Но всё было не так просто. Мэл работала кассиром в букмекерской конторе “Лэдброкс”, и ещё в двух местах подрабатывала уборщицей. Рэшфорд никогда не забудет, как усердно она работала, чтобы прокормить его, его братьев - Дуэйна и Дэйна, а также сестёр - Шантель и Клэр. Он знает об этих сложностях и до сих пор помнит времена, когда его матери приходилось голодать, чтобы дети были сыты. Мэл говорила, что уже поела - лишь спустя годы самый младший из её сыновей поймёт, что это была неправда.

Он никогда не забудет на какие жертвы ради него шёл и его брат Дуэйн. Дуэйн старше Рэшфорда на 14 лет, и тоже играл в футбол на местном уровне. Он всегда поражался, что родители других мальчиков смотрели за их игрой у поля. В двадцать с небольшим, он понял, что должен посвятить себя футбольной карьере своего младшего брата, который в то время ещё учился в начальной школе. Уходя из дома по вечерам пятницы, Дуэйн всегда возвращался рано, чтобы на следующее утро успеть на матч брата. Как и его мать Мэл, он работал на трёх работах, помогая семье выживать.

Вспоминая открытое письмо Рэшфорда, датированное сентябрём, одна строчка особенно выделяется.

“Я помню плач мамы перед сном: она только отработала 14-часовую смену, но всё ещё не знала, как свести концы с концами”, - писал Рэшфорд. “Такова была моя реальность”.

Всё это не было преувеличением. Ещё ребёнком Рэшфорд знал, каково это - голодать. Отца рядом не было, и с деньгами было туго. Мэл помнит случаи, когда дома не было даже буханки хлеба. Футбол для Рэшфорда был не только страстью, но ещё и шансом на лучшую жизнь.

“Я всё это видел своими глазами”, - говорит Робсон Бакли, который тренировался вместе с Рэшфордом в академии. “Порой он приходил на тренировки голодным. Я всё видел, и это ужасно. Его маме нужно было прокормить пятерых. Пока они росли, у них ничего не было. Немного еды, и на этом всё. Думаю, именно поэтому Маркус ещё в раннем возрасте понял, что он просто обязан стать профессиональным футболистом”.

У него ничего не было. Он это испытал. И этот опыт заставил его думать, что он может что-то изменить. Он понял, что ему под силу что-то поменять, и тогда другим детям не придётся проходить через то, через что прошёл он сам.

“Его судьба могла сложиться ужасно: он мог бы стать наркоманом или преступником. Он жил в таком районе, что мог бы пойти по совершенно иному пути. Но тогда это был бы не он. Когда я захаживал к нему в гости, люди в его районе занимались всякой такой дрянью. Я помню, как Маркус говорил им: “Почему вы этим занимаетесь? Завязывайте с этим” - он пытался им помочь, несмотря на свой юный возраст”.

До переезда в Норт-Мур, семья проживала на Солтни Авеню в Уитингтоне, ещё одном районе Манчестера для рабочего класса, где сейчас мурал Маркуса красуется на стене кафешки “Coffee House”. Уличный художник Аксэ изобразил Рэшфорда в чёрно-белых тонах. Но бросается в глаза и цитата.

Гордитесь пониманием того, что трудности сыграют важнейшую роль на пути к вашей цели.

Рэшфорд никогда не осознавал, как он беден, до тех самых пор, как в возрасте 11 лет он стал достаточно взрослым, чтобы переехать в квартиру от “Юнайтед”, где он повстречал ребят с самым разным жизненным опытом. Именно тогда он и понял, насколько несправедливой может быть жизнь и как, если он станет футболистом, он попытается это изменить.

“Чтобы понимать такие вещи, нужно пройти через это”, - говорит Литтл. “Я пережил что-то похожее. Когда живёшь в муниципальном жилье, у тебя не так много денег. Но когда впервые получаешь их на руки, начинаешь понимать, через что некоторым людям приходится пройти. В памяти всё равно остаётся то, как ты голодал во время школьных каникул”.

“Если твои родители безработные, или у них недостаточный доход, то можно получить купон на бесплатный обед в школе. Потом начинаются шестинедельные каникулы, на время которых ты остаёшься без обеда. Остаётся просто выходить на улицу и играть с другими ребятами. Ты играешь весь день, в середине которого есть нечего. И пусть ты справляешься, но к концу дня становишься безумно голодным. Потом ты возвращаешься домой, где, возможно, поужинаешь”.

“Вероятно, Маркусу это чувство знакомо лучше, чем кому-либо ещё, так как в его поколении такая проблема существовала. Она была и в моё время. Но это должно прекратиться. Наверняка должно быть такое решение, которое позволит детям не голодать”.

Кажется странным так думать, но Рэшфорд мог бы вырасти с совершенно другими ценностями, если бы “Манчестер Сити” добился своего.

В детстве Рэшфорд чередовал тренировки с “Юнайтед” с занятиями в Платт Лейн комплексе “Сити” в Мосс Сайд. Платт Лейн находился не так далеко от его дома в Уитингтоне и, хоть это до сих пор нигде не сообщалось, 8-летний Маркус Рэшфорд сыграл два матча за команду “Сити” до 9 лет. Это были матчи против “Вулверхэмптона” и “Шеффилд Уэнсдей”. “Сити” считал, что он был лучшим в своей возрастной группе в Манчестере, и так же считали другие клубы. “Ливерпуль” и “Эвертон” хотели заполучить его. “Кру Александра” и “Аккрингтон Стэнли” тоже попытали удачу.

Тем не менее, в семье Рэшфорда болеют за “Юнайтед”, поэтому он быстро определился с клубом. И даже когда “Сити” ещё дважды пытался переманить его в свои ряды, он не засомневался. Как-то раз, Дуэйна пригласили встретиться с дюжиной представителей “Сити”. Рэшфорду в то время было 12 лет. “Сити” просто не хотел принимать отказ.

“Они вернулись за ним снова, когда ему стукнуло 13”, - рассказывает Бакли. “Они предложили ему дом и всё, что пожелает. Но он был насквозь “красным”. Он всегда хотел играть за “Юнайтед”.

Сейчас он представляет из себя первоклассного футболиста, который в 23-летнем возрасте уже является 27-м в списке лучших бомбардиров “Манчестер Юнайтед” за всю историю (прим. автора - данные актуальны на 18 декабря, 2020). Ещё три гола позволят Рэшфорду сравниться с Эриком Кантона (82). Чуть выше располагается Дэвид Бекхэм (85). 79 голов Рэшфорда уже ставят его выше Дуайта Йорка, Робина Ван Перси и Димитара Бербатова. В этом сезоне он наколотил уже 12 мячей в 20 матчах, и, кажется, стоит поставить на то, что он побьёт рекорд прошлого сезона в 22 гола.

Пожалуй, это самое впечатляющее в кампании Рэшфорда. Он боролся с правительством, и параллельно успевал соответствовать всему, что требуется от спортсмена элитного уровня. И пусть порой он испытывал усталость, заметного спада формы за ним не наблюдалось. Даже когда по ходу текущего сезона его беспокоило плечо, никто не мог глядя на матчи с его участием заподозрить что Маркус перегорел.

“На этот счёт я переживал больше всего”, - говорит Джимми Данн, ещё один бывший товарищ по команде из молодёжной системы “Юнайтед”. “Это словно лицезреть двух разных людей. Есть парень из новостей, который помогает менять жизни детей. И ты задумываешься: “Уж точно это не тот же самый парень, что выходит на поле и забивает важнейшие голы за “Манчестер Юнайтед”. Но это один и тот же человек.

“Это мой самый большой ему комплимент, потому что взвешивая на себя подобные испытания, ты остаёшься уязвим перед критиками, в случае, если уровень твоих выступлений падает. Ему повезло, что вокруг него столько замечательных людей. Маркус смог невероятно хорошо всё сбалансировать. Он так сильно сконцентрирован на том, чтобы изменить мир - не только Манчестер, но весь мир - но в то же время, он демонстрирует невероятный футбол”.

Данн сделал свою собственную карьеру в Премьер-Лиге и выступает за “Бёрнли”, но он с радостью признаёт, как и многие давние друзья Рэшфорда, что брал с Маркуса пример. Все парни этой возрастной группы говорят о нём так, словно “маленький Рэши”, как его называли по словам Бакли, был словно с другой планеты.

“Даже некоторые ребята постарше порой равнялись на него”, - говорит Данн. “Маркус никогда не задавался вопросами: “Получится ли у меня? Буду ли я играть за “Манчестер Юнайтед?” Он думал иначе: “Насколько сильно моя игра запомнится?”

Рэшфорд и Джимми Данн из “Бёрнли” на выпускном.

“Его цели отличаются от 90% футболистов его возраста. Он не думает о том, чтобы обеспечить себе богатую жизнь, или статус футболиста Премьер-лиги. Всё куда шире. Он думает: “Однажды я должен выиграть Золотой мяч. Я должен выиграть Премьер-Лигу и Лигу Чемпионов. О, и ещё мне нужно спасти жизни тысяч детей и изменить мир к лучшему”. И я даже не сомневаюсь, что когда он добьётся всего этого, часть его будет думать: “Я должен стать первым футболистом, который высадится на Луну”.

Данн стал свидетелем того, как Рэшфорд впервые дал знать миру о себе в феврале 2016 года, когда травма Антони Марсиаля во время разминки вынудила Луи ван Гала выпустить 18-летнего Рэшфорда в стартовом составе на матч Лиги Европы против “Мидтьюлланда”. “Юнайтед” выиграл со счётом 5-1, а Рэшфорд забил дважды, включая гол, который вывел команду Ван Гала вперёд.

“Ни для кого не было неожиданностью, что он так хорошо справился”, - говорит Данн. “Удивительно скорее то, что это случилось так быстро. За день до этого, Маркус не должен был оказаться даже на скамейке запасных. Маруан Феллаини получил травму. Эшли Флетчер тоже получил травму. Случилось всё то, что могло случиться”.

“Помню, я был на трибунах, и кто-то сказал, что Маркус попал на скамейку запасных. “Да ладно!”, - подумал я. За десять минут до стартового свистка, кто-то ещё сказал, что Маркус выходит в старте. Мои мысли в тот момент: “Ни хрена себе!”. Его братья были там. Его мать тоже. Все его друзья. Можно заметить, как до того, как раздался стартовый свисток, он посмотрел в нашу сторону, а потом полностью сконцентрировался на игре. Когда он забил, у нас начались приступы паники, мы просто с ума посходили”.

Той ночью Рэшфорд почти не спал. Утром он проснулся рано. Надел свой тёмно-красный пиджак. Завязал красно-белый галстук в полоску, и направился в школу Эштон на Мерси в Сейле. Ему предстояли экзамены. А чуть позже он уже играл в футбол с друзьями.

“В “Юнайтед” нас так воспитали, что очень важно иметь образование”, - рассказывает Данн. “Нам это вбили в голову. Несмотря на весь наш восторг, не было ни шанса на то, чтобы тренеры “Юнайтед” позволили Маркусу приходить и дурачиться. Потому, он продолжал усердно работать. А мы были воодушевлены его успехами даже больше, чем он сам”.

Фотографии Рэшфорда, сохранившиеся со времён молодёжной команды “Юнайтед”, служат напоминанием о том, как сложно добиться успеха в клубе такого масштаба.

Аксель Туанзебе вслед за Рэшфордом попал в первую команду “Юнайтед”. То же касается и Скотта Мактоминея. Но крайне сложно проявить себя на этом уровне, и многие игроки уходят.

Девонте Редмонд в “Рексеме”, Мэтти Уиллок в “Джиллингеме”, а Ро-Шон Уильямс в “Шрюсбери Таун”. Джордж Доррингтон защищает ворота “Брислингтона” в Западной Лиге Toolstation. Джейк Кеньон, когда-то подающий надежды левый защитник, судя по всему, покинул футбол. Возможно, вы помните историю Чарли Скотта, который был в “Юнайтед” с 6 до 20 лет, и в 2018 году так тяжело воспринял нежелание клуба продлить с ним контракт, что слёг с диагностированной депрессией.

Скотт устроился рабочим на строительной площадке в Бирмингеме, когда в начале этого года общался с The Athletic:

“Бывали времена, когда мне казалось, что я вообще не хочу здесь находиться. До такого всё дошло. Я вёл машину и думал: “А что если я просто въеду в ближайшее дерево?”.

Когда Рэшфорд прочитал эту историю, он позвонил старому другу, чтобы всё обсудить. Это было не единожды. Они со Скоттом часто общались после того, как их жизни стали двигаться в разных направлениях. Рэшфорд пригласил друга погостить у него, или навещать, когда пожелает.

Сейчас Скотт снова играет в футбол в Премьер-Лиге Гонконга. Частично, именно благодаря Рэшфорду он прошёл через мрачный отрезок жизни.

“Весь путь в “Юнайтед” мы прошли вместе, начиная с раннего возраста и до конца. Мы всё ещё хорошие друзья. Маркус постоянно пишет и узнаёт, как у меня дела. С тех пор, как он стал суперзвездой, он не изменился. Он всё ещё тот самый мальчишка”.

Данн был участником системы MANUSS (Стипендия “Манчестер Юнайтед” для школьников) - он присоединился к возрастной группе Рэшфорда после переезда из Ирландии. Рутина состояла в том, что в дневное время нужно было ходить в школу, а потом были футбольные тренировки. Они встречались в девять утра и приходили домой в девять вечера. По словам Данна, было время, когда с 15 до 18 лет они практически каждую минуту ежедневно проводили вместе.

Но было и другое время, когда 16-летнему Данну была необходима двойная операция на бедре. Тогда он тосковал по дому и чувствовал себя несчастным.

“Травма была настолько серьёзной, что мне пришлось два месяца провести в инвалидном кресле, затем ещё два месяца на костылях, а потом ещё два месяца я едва ходил. Я ходил только в школу и обратно. Остальные ребята посещали тренировки, и я помню, как чувствовал себя очень обделённым. Я ведь прибыл из Ирландии, где совершенно другая культура. Я чувствовал себя растерянным, мне не удавалось справиться с таким количеством футбола в моей жизни. Семьи тоже не было рядом. В общем, для меня это время было сложным, и я чувствовал себя подавленным”.

“Маркус хотел, чтобы я продолжал принимать во всём участие. Даже в таких мелочах, как совместные походы по магазинам. “Давайте все пойдём в Траффорд-центр”, - звал он. “Не отказывайся только потому что ты не можешь: мы достанем инвалидное кресло, и я помогу тебе передвигаться”. В этом весь Маркус. Ему всегда хотелось, чтобы участие принимали все”.

“Маркус первым научился водить, поэтому он меня подвёз. И он раздобыл мне инвалидное кресло. Я сразу же стал чувствовать себя лучше, ведь снова мог принимать в чём-то участие. Эти мелочи действительно имеют значение. У меня до сих пор где-то сохранилась фотография, где Маркус катает меня по Траффорд-центру”.

Ещё один баннер появился в Уайтеншо после того, как кампания Рэшфорда вынудила Бориса Джонсона изменить своё решение и продлить раздачу ваучеров на бесплатную еду во время школьных каникул.

Он гласил: “Человечность объединяет #ОстановитеНехваткуЕдыДляДетей”. Некоторые буквы были написаны красным как отсылка к “Манчестер Юнайтед”. Но давайте проясним: это касается не только Манчестера.

Одно из мест, больше всех выигравшее от работы, проделанной Рэшфордом - город, расположенный в 60 километрах езды по М62. Это место известно жесточайшей враждой с Манчестером, и телеведущий Стюарт Макони в своей книге о севере Англии “Пироги и предрассудки” написал, что междоусобицы между ними напоминают “кровную вражду в Сицилии”.

Всё это вызывает странные чувства, ведь когда “Юнайтед” приедет на “Энфилд” в следующем месяце, болельщики “Ливерпуля”, вероятно, примут Рэшфорда совершенно не так, как обычно.

“Я искренне надеюсь, что мы встретим Маркуса у автобуса: не для того, чтобы поприветствовать автобус, а чтобы буквально вынести его на руках”, - говорит Джо Блотт, председатель объединения болельщиков “Ливерпуля”, именуемого Spirit of Shankley.

“Для защиты подобных интересов нельзя найти человека лучше: футболист, вышедший из рабочего класса, который сражается против системы. То, что он сделал - просто невероятно”.

Болельщики “Ливерпуля” были одними из самых активных в стране, если вести речь о создании продовольственных банков и борьбе с проблемой голодающих детей. Spirit of Shankley побуждали MUST (Объединение болельщиков “Манчестер Юнайтед”) делать то же самое, и даже осуществили один из первых благотворительных взносов “Скаузеры доставляют подарки” - так их прозвала сеть болельщиков-активистов, которая занимается созданием запасов еды для бедных. Всё это было пару лет назад, когда команды играли на “Олд Траффорд”.

“Те, кто давно этим занимается, всегда говорили, что футбол обладает силой разрушать препятствия”, - говорит Блотт. “Наш слоган гласит: “Голод не имеет клубной принадлежности”. Мы хотели, чтобы эта проблема стала достоянием общественности, но в то же время политизировать её. Это Рэшфорд и сделал. Он взял на себя ответственность и открыл всем глаза”.

Когда “Юнайтед” приезжал на “Гудисон Парк” в прошлом месяце, болельщики “Эвертона” оставили для Рэшфорда сообщение на большом экране:

“Спасибо от всей страны, и от Мерсисайда, что заступился за наших детей, им было нужно стать услышанными”.

Рэшфорда это тронуло, но, в самом приятном смысле следующего слова, ему было слегка стыдно. Он был в расположении команды, и в такой обстановке ему не хотелось, чтобы его воспринимали по-особенному. Это тоже говорит про него многое.

Завтра Рэшфорд получит специальную награду от BBC на вечере “Спортивная личность года” (прим. переводчика - на момент публикации перевода, награда Рэшфордом уже получена). Чуть ранее, он получил ещё одну награду от FIFA, в знак признания его работы вне поля. Помимо этого, у него уже есть орден Британской империи, и, вероятно, он будет единоличным победителем в любой номинации “Человек Года”. Но дело не в этом.

Что Рэшфорда вдохновляет, так это возможность использовать своё положение, чтобы помогать людям, прошедшим через те же трудности, что и он сам. Он проводил время с бедными, обездоленными семьями, выслушивая их проблемы. Он вблизи видел чувство вины родителей, которые изо всех сил стараются справиться с трудностями.

Одна мать рассказала, что она жила с расчётом на три ломтика хлеба в день, чтобы обеспечить себя и трёх маленьких сыновей. Она смачивала хлеб в горячей воде, добавляла сахар, и надеялась, что такая консистенция позволит её годовалому малышу проще справляться с голодом.

Другая семья вынуждена была спать лишь на одном матрасе на полу, потому что им пришлось продать из дома кровати и всё остальное, что имело хоть какую-то ценность, чтобы им хватало на хлеб для детей.

Что действительно поражает Маркуса - это когда он видит доброту других детей. Его тронуло письмо семилетнего болельщика “шпор”, предложившего в благотворительность свои карманные деньги. Встречались и дети из начальной школы Бирмингема, которые собирали деньги и хотели назвать класс в честь Рэшфорда. В Харлоу появился ещё один мурал в честь Маркуса. И все остальные письма, коих тысячи, приходят каждую неделю. Теперь у Мэл есть новая работа: она заправляет фан-клубом Рэшфорда.

Сотрудники “Олд Траффорд” рассказывают о случаях, как Рэшфорд пускается в долгие, страстные проповеди о проблемах бездомных. Рэшфорд так часто без предупреждения приходил на общественные мероприятия клуба, что организаторам пришлось вежливо заметить ему, что будет лучше, если он впредь будет предупреждать о своих визитах. Каждый раз толпа людей просто набрасывалась на него.

Рэшфорд рассказывал друзьям, что если бы он видел роль элитного футболиста исключительно ограниченной футболом, то это бы значило, что он подвёл и себя, и свою семью. И чем больше присматриваешься, тем больше понимаешь две вещи.

Первое: Рэшфорд считает Мухаммеда Али своим вдохновителем, и ранее по ходу этого сезона, на шнурках его бутс красовалась одна из цитат его героя:

“Каждый момент нашего путешествия является важной частью роста нашей души”.

Второе: всё это абсолютно не ради пиара или саморекламы. Нет никакого подвоха. Он представляет из себя именно то, что вы видите.

Некоторые игроки, когда достигают высот, особенно очень больших высот, начинают заводить новые круги общения. Но с ним всё не так. Самыми близкими друзьями Рэшфорда остаются его старые друзья из начальной школы на Баттон Лейн.

Рэшфорд всё ещё ходит в “Raja Bros” у дома детства, чтобы со всеми пообщаться, но ещё и потому, что это единственное известное ему место, где делают его любимые клубничные бисквиты.

Он не забыл своих учителей с Баттон Лейн и, не желая огласки, предложил свою помощь проспонсировать футбольное поле, которое школа хочет назвать в его честь.

“Он любит нас навещать”, - говорит его бывший учитель, Саймон Пайн. “Впервые это случилось сразу после его дебюта. Чего он не знал, так это то, что время визита совпало с нашей школьной дискотекой. Он думал, что зайдёт, когда все дети уже разойдутся по домам, и ему удастся увидеть несколько сотрудников школы. Но в итоге он объявился в разгар дискотеки, и все дети столпились вокруг него”.

Каким он был учеником?

“Я был бы счастлив, если бы все дети в классе были похожи на него”, - говорит Пайн. “Он всегда присматривал за другими. Он сидел рядом с не самым одарённым мальчиком, у которого были поведенческие потребности. Маркус помогал ему адаптироваться и выполнять задания. Другие дети брали с него пример и, мне кажется, он и сам это понимал. Если он мог помочь, то делал это”.

Пайн, как и все остальные, заостряют наше внимание на том, что Рэшфорд обладает внутренней зрелостью, которая ему досталась от матери и братьев.

“Я знал, что Маркус тесно общался с ребятами из начальной школы, и некоторые из них могли наставить его на неверный путь. Я сильно из-за этого переживал. Взгляните на таких, как Равель Моррисон. К сожалению, он не прикладывал достаточно усилий и его карьера пошла под откос. Разница как раз в уровне отдачи. Маркус всегда отдавал всего себя”.

Во время экскурсий, школьники с Баттон Лейн в 5-летнем и 6-летнем возрасте ездили на озеро. Они останавливались в образовательном центре Ghyll Head на окраине Уиндермира, и большую часть времени катались на каноэ, взбирались на возвышенности, или принимали участие в других активностях. У 10-летнего Маркуса Рэшфорда тогда была особенная просьба.

“Он спросил, можно ли ставить будильник пораньше”, - говорит Пайн. “Он хотел просыпаться раньше всех. “Зачем тебе будильник?”, - спросил я. “Мы вас всех будем будить ко времени завтрака”. Но он пояснил, что хотел бы вставать раньше, чтобы у него было время на отжимания и приседания”.

“Он тренировался каждое утро. Он не шумел, никого не будил. Он просто просыпался, ложился на пол своей комнаты, и начинал тренироваться. Никто его не заставлял и не учил этому - он сам ставил перед собой цели”.

О нём есть и другие истории такого рода. Пол Макгиннесс, бывший тренер “Юнайтед” в возрасте до 18 лет, тоже помнит устремлённость Рэшфорда с раннего возраста.

“Когда тренеры подбирали его у дома, чтобы подвезти, он обыгрывался с мячом у стены, или подбирал круглого, скатывающегося с крыши, или же пытался попасть в мусорное ведро. Они брали его на тренировку, а затем, как только он возвращался домой, он снова выходил на улицу и играл в мяч на траве перед домом”.

“Любовь к этой игре всегда была ему присуща. Тренировки начинались в 10 утра, и уже в 9:30 он оттачивал штрафные удары. После тренировок, Маркус, Аксель Туанзебе и Ро-Шон Уильямс соревновались друг с другом в беге. Они мчались через всё поле. Ох, и они были очень быстрыми”.

Джим Райан, бывший директор молодёжного футбола в “Юнайтед”, часто говорил поговорку, которая, кажется, пропиталась в головах мальчишек из академии:

“Кто силён, тот и прав”.

Райан пояснял это так: чем чаще ты принимаешь правильные решения на футбольном поле, тем лучше становишься. И чем больше правильных решений ты принимаешь вне поля, тем больше у тебя будет друзей.

Рэшфорд черпал вдохновение из книги Тима Гловера, бывшего тренера Майкла Джордана, Коби Брайнта и многих других - “Манифест великого тренера: как стать из хорошего спортсмена великим чемпионом”. Тем не менее его развитие было затруднено в возрасте от 14 до 17 лет из-за постоянных болей в колене по причине болезни Осгунда-Шлаттера. Она была вызвана колебаниями роста Рэшфорда, которые теперь тренеры “Юнайтед” контролируют диетой.

Но он всё равно уже с 12 лет приходил играть с гораздо более старшими мальчиками. Каждый понедельник они играли в футбол на закрытых полях Каррингтона, где мяч никогда не выходит за пределы поля. Игра была быстрой и изматывающей. Рэшфорд для своего возраста был довольно небольшим, и играл против парней гораздо больше него.

“Там выступали Джесси Лингард, Поль Погба и группа парней, выигравших молодёжный Кубок Англии”, - рассказывает Макгиннесс. “Это были парни до 18 лет. Маркус на тот момент только перешёл в старшую школу и, поначалу, ребята помладше оставались вне поля, так как игра складывалась хаотично. Затем они потихоньку продвигались к центру. Ребята постарше старались не пользоваться своим преимуществом в физике, если только малыши не становились слишком назойливыми”.

Игроки в молодёжной системе “Юнайтед” обучены играть и вести себя хорошо. Но дух единства команды передаётся от одного поколения другому.

“Создавалось ощущение братской связи”, - продолжает Макгиннесс. “Все видели это, когда Маркус попал в первую команду и в матче против “Сити” их игроки окружили его, решив, что он симулировал. Джесси был первым, кто вступился за него. Это качество берёт свои корни ещё от команды Малышей Басби: вы все сражаетесь вместе, ведь вы - семья”.

Но не каждая история о Рэшфорде представляет его с нимбом на голове.

“Не буду врать и говорить вам, что он был самым настоящим ангелом”, - смеётся Данн. “Совсем нет. Я бы соврал, если бы сказал, что мы с Маркусом не дурачились в школе больше всех. Тем не менее, хоть Маркус и лучше других умел попадать в неприятности, он каким-то образом всегда успевал выполнять свои задания. Я дурачился вместе с ним, и, погодите-ка, когда это он успел всё выполнить?”.

В один момент, Рэшфорд был самым молодым игроком в мире, который подписал контракт с Nike.

“Он всего добился в возрасте 14 лет”, - говорит Бакли. “Ему единственному предложили сделку по бутсам, но он очень скромно всё воспринимал. Это мне в нём нравилось в первую очередь. Мы (игроки академии) должны были носить чёрные бутсы, но он и без этого указания не хотел носить бутсы розового или жёлтого цвета. Он просто хотел быть как все”.

Рэшфорд вместе с одноклубниками-стипендиатами Данном (в центре), Тосином Кехинде (слева) и Акселем Туанзебе (справа).

Рэшфорд всё ещё носит чёрные бутсы, которые напоминают ему о том, что он не должен пытаться выделяться среди остальных. Но он, безусловно, выделяется, ведь то, что он делает - беспрецедентно. Своими действиями, он оказался в заголовках газет по всему миру. Приводя конкретные примеры, руководящие лица “ПСЖ” просто поражены тем, как он повлиял на политику своей страны.

Единственной проблемой Рэшфорда, пожалуй, является нехватка времени в сутках.

“Это отнимает у него много времени и энергии”, - говорит Литтл, возглавивший команду “Юнайтед” до 18 лет. “На такие вещи нескольких часов недостаточно. Мы хотели, чтобы он толкнул речь нашим ребятам помладше о юношеском кубке, и его важности для клуба. Но было трудно найти для этого время, потому что в тот момент он занимался более важными вещами”.

“Это по-настоящему огромное дело. За его действиями наблюдают все: от самого бедного человека в Уайтеншо до самого богатого человека в стране. Такие вещи объединяют людей. Наблюдая за мировой политикой, деяниями Дональда Травма, видишь, что они только и занимаются оскорблениями друг друга. Маркус ничем подобным не занимается. Он пытается сплотить людей по правильным причинам. Своими действиями он просто опозорил всех политиков”.

Но, конечно, это не всем понравилось. Началась охота. Неофициальное движение “Остановите Рэшфорда” стремится подорвать его авторитет.

“Я видел сообщения парочки депутатов Маркусу в попытках себя защитить”, - говорит Литтл. “Маркус всегда отвечал им очень здорово, спокойно, и не враждебно. Он намного лучше них разбирается в этом, как видите. Вообще, это большая проблема, что в правительстве находятся люди, которые понятия не имеют, каково это - голодать”.

“Я уверен, что наш премьер-министр, Борис Джонсон, никогда подобного не испытывал. Так что, для него всё так: “Ладно, Маркус, хватит, мы больше не хотим этого слышать, ты молодец”. Но всё время есть люди, которым приходится пользоваться продовольственными банками”.

Люди, которые знакомы с Рэшфордом, скажут, что его футбольный опыт играет во всём этом большую роль. Когда люди говорят о нём плохие вещи - для него это не хуже, чем когда болельщики соперников оскорбляют игроков “Юнайтед” на футбольном поле. Футбол научил его быть стойким к неудачам. Его не смутило то, что министр здравоохранения Мэтт Хэнкок назвал его Дэниелом в одном из интервью.

“Меня называли и похуже”, - ответил Рэшфорд.

Но в Twitter частенько случаются те ещё побоища.

“Было время, когда я переживал, что социальные сети повлияют на него”, - говорит Литтл. “Я читаю ленту и порой даже сам начинаю злиться: “Вы его даже не знаете лично, как вы можете такое писать?”. Такие вещи я принимаю очень близко к сердцу”.

“Лучший способ на это не реагировать - всё игнорировать. Не читайте газеты, не заходите в социальные сети. Но Маркус научился справляться со всем этим, так что, на него это не действует. Он отрастил так называемую толстую кожу. Он очень смышлёный парень, и знает, что всегда будут люди, которые попытаются сбить его с пути”.

Бакли тоже не любит, когда авторитет его друга нацелено подрывают.

“К сожалению, такие люди всегда находятся”, - говорит он. “Они против успеха Маркуса, так как это выставляет их в дурном свете. Они не хотят, чтобы “Рэшфорд из Уайтеншо” утёр им нос. Они хотят видеть успехи людей, у которых изначально были деньги. Им не нужен кто-то, переживший трудности в юном возрасте, стремящийся помочь людям, которым они не помогают. Ничего подобного они не хотят”. Я не понимаю. Почему они не хотят помогать детям, которые страдают из-за голода? Маркус пытается предстать миру кем-то большим, чем просто левый вингер или центральный нападающий “Манчестер Юнайтед”. Он пытается изменить мир. Он пытается изменить жизни подрастающих людей”.

“Мы должны быть рады, что футболист не просто рассказывает о том, что у него в гараже десяток машин, и постит свои фотографии в Instagram. Многие футболисты выбирают другой путь: у них много денег на банковском счету, но они не очень приятные люди. И с другой стороны, есть вот такой Маркус. Я горжусь, что знаю его, и что мы друзья”.

В Уайтеншо все тоже гордятся.

“Он - боец, но сражается не только на футбольном поле, но ещё и за справедливость в обществе”, - говорит Майк Кейн, член парламента.

“В основе его кампании заложен реальный жизненный опыт. Он испытал бедность и голод, через которые проходят многие наши дети. В Уайтеншо у нас 3 000 семей, насчитывающих 5 000 детей, и все они в ужасных долгах”. Рэшфорд поднял настроение всем людям в нашем районе и, пообщавшись с директорами школ, я узнал, что всех очень порадовало, что ребёнок из Уайтеншо изменил политику правительства, что в результате приведёт к меньшему количеству голодающих”.

Кейн пригласил Рэшфорда посетить парламент, но пока что у нашего футболиста и активиста не так много времени.

Рэшфорд также является послом FaceShare, занимающихся сбором еды, которая планируется на выброс, и отдаёт её благотворительным организациям. Он также запустил детский книжный клуб с целью популяризовать чтение и грамотность. Он представляет атаку одного из крупнейших клубов мира. Когда речь доходит до разговоров о соперничестве между Манчестером и Ливерпулем, возможно, его действия также убедят болельщиков “Юнайтед” пересмотреть список своих чантов.

“Я действительно надеюсь, что болельщики больше не будут распевать традиционную рождественскую кричалку “Покормите скаузеров”, - говорит Блотт.

“То, что провернул Рэшфорд, выходит за рамки футбольного соперничества. Да, в течение 90 минут, дважды в год, давайте собираться и распевать чанты, но ведь на самом-то деле мы сделаны из одного и того же теста. По сути, Манчестер и Ливерпуль куда больше вещей объединяет, чем разделяет. Давайте направлять силы болельщиков и силы футболистов в нужное русло, и добиваться радикальных перемен”.

Без сомнений, Маркус Рэшфорд - футболист Премьер-Лиги, народный чемпион, один из лучших выходцев Уайтеншо, согласился бы. Многие из новых поклонников Рэшфорда даже не являются футбольными болельщиками. И не забывайте: ему всё ещё предстоит организовать ту самую высадку на Луну.

“Когда я наблюдаю за ним по телевизору, мне всё ещё не верится”, - продолжает Бакли.

“Малыш Рэши, с рыцарским орденом. Знаете, его мама ведь всё ещё захаживает в Primark (бюджетный магазин одежды - прим. переводчика). Они все такие скромные. Если бы вы увидели её в магазинах, то никогда бы не подумали, что у них есть деньги. Они пережили настоящие трудности, а теперь находятся в положении, которое позволяет помогать другим людям. Какое же счастье знать эту семью. Это действительно так”.